23.01.2016 14:02

Проект юных верхнеуслонцев "Свияжский некрополь. Забытые имена"

Автор  Екатерина Титова, ученица 9 класса, член кружка « Юный краевед» Ирина Дадыкина, учитель истории и обществознания МБОУ «Татарско-Бурнашевская СОШ, руководитель кружка «Юный краевед»
Оценить
(0 голоса)

Представляем вниманию читателей  новую исследовательскую работу из проекта «Свияжские узники», над которым кружок "Юный краевед" начал работать в этом году.  Данная  работа посвящается художнику, моряку В.М. Голицыну.  13 января 2016 года исполнилось 115 лет со дня его рождения. Юбилейная дата хороший повод рассказать читателям района об этом человеке, чтобы знали и помнили.

С 2010 года наш школьный краеведческий  кружок реализует проект «Свияжский  некрополь. Забытые имена». Цель этого проекта  изучить  биографии и деятельность  известных людей  нашедших последний приют  у стен Свияжского Свято Успенского Богородицкого  мужского монастыря.   Кружок собрал   исторический материал  об Иване Федоровиче Лихачеве, купцах Каменевых и знакомили жителей района  через печатные статьи  в газете «Волжская новь» с их жизнью и деятельностью  в нашем крае.

Во время  очередного  посещения острова Свияжска мы  увидели  на одной  из западных стен  Успенского Богородицкого   мужского  монастыря  мемориальную табличку с   надписью: « Владимир Михайлович Голицын. Художник, моряк. Умер в  1943 году».   Кто он?  Почему,  именно этому человеку установлена  мемориальная табличка. Экскурсоводы, которые ведут экскурсии для туристов, об этом человеке  говорят немного.  «Известный художник и моряк,  расстрелян в 1943 году  во время сталинских репрессий.»

Да, действительно  выясняем  на территории Свияжска  с конца 1923 года до 1953года размещались учреждения тюремного типа.  В Свято Успенском Богородицком монастыре  с 1928 года - колония для малолетних, в 1929 году колония  для беспризорных, а с 1936 г. по 1948г.   исправительно-трудовая колония № 11, позднее №5. Основная  часть заключённых осуждена по статье 58 -   враги народа.  Люди были подвергнуты репрессиям по разным причинам за социальную принадлежность, неосторожное слово, политические и религиозные убеждения и просто по доносу соседей. Они поплатились жизнью, семьёй, здоровьем. И, наверное,  верили, что справедливость  восторжествует. И ужасные эти  времена пройдут.

30  октября 2011 года рядом со стеной  Успенского  монастыря был установлен памятник жертвам политических репрессий, как  вечное упоминание о тех  страшных годах и в память об ушедших.  Политические заключенные в свияжской  исправительно-трудовой колонии содержались в страшных условиях, по непроверенным данным, за годы существования колонии умерло  тысячи заключённых.   Молодые, достойные, известные люди погибали в застенках колонии. Родственники до сих пор не знают,  где находятся их захоронения, да и были ли они вообще.

 На территории острова града Свияжск  идут большие  восстановительные работы, создаются  исторические и музейные центры. Посетители и туристы восхищаются этим  уникальным местом,  но  работы по   исследованию  тайн   Свияжска  ещё  много.  Поиск информации о политических  заключенных нам    представляется  важным  и нужным   занятием. Чтобы  наши современники  помнили  и знали.  Найденную информацию об  узниках,  планируем размещать на страницах районной газеты. Отправной точкой нашего исследования стала мемориальная табличка  с надписью  Владимир Голицын.

Цель данного исследования:  выявить и  изучить печатные  источники и интернет - источники содержащие информацию о  Владимире Михайловиче Голицыне и   его роде.

Задачи:

1. Проследить основные этапы жизни и деятельности  Владимира Михайловича Голицына.

 2. Изучить  генеалогическое древо семьи Голицыных.

3. Собрать иллюстративный  материал для школьного краеведческого музея.

В начале своей работы обращаюсь к источникам в интернете. Из электронной «Википедии»   узнаю, что Владимир Михайлович Голицын   родился 13 января 1901 года в селе Бучалки  Епифанского  уезда Тульской губернии.  Получается, что в 2016 году  исполнится 115 лет со дня  его рождения.   Юбилейная дата   хороший повод вспомнить об этом человеке.

Владимир  Голицын родился  в семье князя Михаила Владимировича Голицына (1873—1942) и Анны Сергеевны, урождённой Лопухиной (1880—1972). Имел 5 сестёр: Александру (1900—1991), Софию (1903—1982), Евгению (1906—1908), Марию (1911—1988), Екатерину (1914—2005) и брата  Сергея  (1909—1989). В этом же источники   узнаю, что брат Владимира  Сергей стал  известным писателем, автором книги « Записки уцелевшего».  Из данной книги нахожу нужную мне информацию.

«Владимир Голицын принадлежал  к одному из самых знатных и старинных княжеских родов, многочисленные представители которого верой и правдой служили России в течение шести веков. Князья Голицыны происходят от сына великого князя Литовского Гедимина — Наримунда, который был князем в Новгороде в середине XIV века и при крещении получил имя Глеб. Его внук Патрикей в 1408 г. поступил на службу к великому князю Московскому Василию Дмитриевичу. В очень редкой книге Н.Н.Голицына «Род князей Голицыных» 1892г. имеется таблица, в которой называются 2 фельдмаршала, 22 боярина, 16 воевод, 37 высших сановников, 14 павших на поле брани принадлежавших к этой фамилии».

Многие Голицыны сыграли значительную роль в истории государства российского.  Сергей Голицын называет  наиболее выдающихся представителей  рода.

Князь Василий Васильевич (? — 1619). В смутное время начала XVII века боролся против Дмитрия Самозванца и царя Василия Шуйского, являлся одним из претендентов на царский трон.

Князь Василий Васильевич (1643 — 1714) — боярин, фаворит  царевны Софьи, возглавлял Посольский приказ в течение тринадцати лет, был сторонником реформ.

Князь Дмитрий Михайлович (1665 — 1737) был одним из правителей России («верховников») после смерти царя Петра II (1730). Он собрал редчайшую библиотеку, в которой находились древние русские летописи, после его опалы в 1736 г. исчезнувшие; ими пользовался историк В.Н.Татищев.

Князь Михаил Михайлович (1675 — 1730) был фельдмаршалом, победителем шведов в битве при Лесной. Он осаждал шведскую крепость Шлиссельбург, царь Петр приказал ему отступить, он ослушался, повел войска на штурм и взял крепость. Петр, получив донесение, сказал: «Победителей не судят».

Из этого же источника узнаю, что Владимир принадлежал к  ветви Алексеевичей, ведущей свое начало от князя, боярина, Алексея Андреевича (1632—1694).  « Эта ветвь в свою очередь разделилась на две подветви. Из них старшая — это потомки Бориса Алексеевича (1654 — 1714) — первого боярина, который перешел на сторону  царя Петра, за что получил в награду подмосковное имение Вяземы и другие.

Вторая подветвь, младшая — это потомки князя, стольника, Ивана Алексеевича Голицына (1658—1729) и его жены Анастасии Петровны, урожденной княжны Прозоровской. Супруги прославились не столько своей сравнительно скромной службой при Петре, сколько портретами кисти выдающегося художника начала XVIII столетия Андрея Матвеева».    

Из печатных источников узнаю, что  село Бучалки  Епифановского уезда, Тульской губернии это  приданное Анастасии Петровны в девичестве Прозоровской. Пять поколений Голицыных  считало его своим родовым имением.

В книге Сергея Голицына « Записки уцелевшего» есть  подробное описание рода. Удивляют собранные факты и детали. Мне же интересно проследить прямых потомков Владимира Голицына.   Я сделала  родословную семьи Голицыных:  родоначальник Иван Алексеевич – его сын Федор Иванович- внук - Николай  Фёдорович, правнук Фёдор Николаевич, праправнук Михаил Фёдорович.  Личность Михаила Федоровича вызывает интерес. Вот что о нем написано в печатных источниках.     « Пятый, младший сын князя Федора Николаевича, Михаил (1800—1873) был прадедом Владимира. В молодости он служил в Лейб-гвардии Конном полку, хорошо знал декабриста Одоевского и «за недоносительство» шесть месяцев просидел в Петропавловской крепости, после чего с тем же чином был переведен на Кавказ.   Вернувшись в Петербург, прадед определился в тот же Лейб-гвардии Конный полк и женился на немке, графине Луизе Трофимовне Барановой (1810—1887), вернее, фон Баренхоф. У князя Михаила Федоровича было четыре сына и ни одной дочери.  Четвертый  сын -  дед  Владимира Михайловича полный тёзка князь Владимир Михайлович Голицын».         

Сведения о дедушке  Владимире Голицыне также имеются в  интернет – источниках. «Московский вице-губернатор 1883-1887гг, губернатор 1887-1891гг, городской голова  1897—1905гг. один из 12 почётных граждан города Москвы .    Женат на знатной армянке Софии Николаевне Деляновой (1851—1925). София Николаевна помогала мужу в делах благотворительности, на собственные средства открывала богадельни и приюты. С юности увлекалась живописью, рисовала и писала акварелью, брала уроки  у Валентина  Серова. Устраивала у себя рисовальные вечера, на которых бывали многие известные художники. Оставила интересные воспоминания о дворянском быте и жизни высшего света конца ХIХ века.»   Можно предположить, что  способности к рисованию в  этой семье будут передаваться из поколения в поколение.

Именно при  дедушке  Владимире Голицыне в начале XX века разрабатываются первые проекты Московского метрополитена, осуществить которые, однако, помешала война и революция.  В своей книге «Записки  уцелевшего»  брат Владимира Голицына – Сергей пишет: «Дедушка любил Москву и любил Россию. Как, человек, несомненно, большого государственного ума, он не мог не видеть, как по наклонной плоскости катится царская власть; через близких ему лиц он хорошо знал, какие ничтожества окружают безвольного царя, знал какую силу забирает проклятие России — Распутин, предвидел — куда приведет бессмысленная политика царских министров и как истинный патриот глубоко страдал, чувствуя свое бессилие изменить строй...»

Предки  Голицына были образованные люди, патриоты, душой и сердцем любящие Россию, пекущиеся о её благе и процветание. Не исключение и родители Владимира. Отец Михаил Владимирович родился в 1873 году, в возрасте 25 лет стал предводителем дворян Епифанского уезда. «Отец был очень увлечен своими общественными делами, которые отнимали много времени, но не давали ему, ни копейки. Должность предводителя дворянства считалась общественной, никакого жалованья отец не получал, наоборот, ему приходилось тратиться из своих денег на поездки, на гостиницы, угощать обедами разных лиц.»

Мать Владимира - Анна Сергеевна Лопухина, принадлежала к старинному роду Лопухиных.      «Для Лопухиных характерна была широта натуры, неизменная доброжелательность, родственная привязанность, стремление помогать друг другу, бодрость духа и веселье. Многие из них в жизни были большие юмористы, любители рассказывать разные смешные истории. »

Родители  Владимира  устроили  приют   в Тульской губернии для самых маленьких детей, для подкидышей и для тех, кого считали незаконными. Когда дети подрастали, их передавали в другие приюты, содержавшиеся на средства помещиков.       Анна Сергеевна Лопухина     всегда была энергична. «Она видела нищету многих крестьянских семей, все избы были тесные, с соломенными крышами, с земляными полами, на нарах копошились малые дети, вместе с телятами и ягнятами. Многие младенцы умирали. Как помочь беднякам? В имениях  Якунчиковой  крестьяне стали вышивать по полотенцу. Вышитые полотенца и т.д. охотно покупались у нас, а главное, за границей, и крестьянки получали верный и постоянный, в зависимости от их усердия, заработок.»

Сергей Голицын пишет «…хочу отметить характерную черту моих родителей: все, что они делали, вся их энергичная деятельность — шла другим, для благополучия рода Голицыных, для благополучия крестьян Епифанского уезда, для своих детей — и почти ничего для себя лично».

Революция, первые дни и месяцы советской власти трудное время для семьи Голицыных. Сергей Голицын вспоминает: «Привезли дрова - несколько кубических сажен, толстых и длинных березовых бревен, заполонили ими часть двора. Брат Владимир и дедушка Александр Михайлович принялись их пилить и колоть. Не иначе как с тех дней и полюбил Владимир колоть дрова.»  «Наступила весна. Главным кушаньем по-прежнему были котлеты из картофельных очисток. За обедом только и разговаривали что о еде и о том, что нас ожидает, и, разумеется, гадали: "Скоро ли уйдут большевики?"»

Были обыски и аресты.  Во время репрессий 1920—1930-х годов их семья подверглась преследованиям. В разное время были арестованы дед В. М. Голицын, отец Михаил Владимирович, муж сестры Александры — Г. М. Осоргин, двоюродные братья и сёстры, некоторые из них погибли в лагерях.

В целях самосохранения семья решила выехать из Москвы в тихий Богородицк. Владимир в 1917 году  окончил    Московскую гимназию  № 5, и ему нужно   было  найти работу.  С детства он любит рисовать,  навыки пригодились,   в 1918 – 1919 гг.  он работает в  плакатной мастерской в  городе Богородицке, а затем делает Окна РОСТа в Туле. «Фактически Окна РОСТа в доступной форме доносили малограмотному народу политику партии большевиков. Картинки дополняли незатейливые стихи, написанные Владимиром Маяковским, Демьяном Бедным и другими пролетарскими поэтами».  Владимиру Голицыну едва исполнилось 18 лет, нет возможности получать университетское образование, нужно работать и кормить большую семью. И он работает, князь  своими  рисунками   разъясняет политику  большевиков, хотя не соглашался со  многими их действиями. Например,  Голицын категорически не хотел  идти в  Красную армию и воевать в годы гражданской войны. Видимо   понимал всю бессмысленность  кровопролития и   искал повод в нем не участвовать. Вот как его брат описывает тот период.    «Подошло время брату Владимиру призываться в Красную армию, куда ему идти совсем не хотелось. В Богородицке жили наши знакомые  Задульские. К ним приехал из Москвы  родственник, молодой биолог Зенкевич, который впоследствии стал академиком, известным на весь мир ученым-океанологом. А тогда, в 1920 году, он формировал экспедицию и набирал кадры для биологической станции, только что организованной на берегу Кольского залива близ города Александровска. Ему требовался художник.       Какими путями мой брат Владимир получил метрику, что он родился не в Бучалках, а в Богородицке, - не знаю, так же, как не знаю, откуда он раздобыл справку, что является матросом крейсера "Аскольд" и направляется в распоряжение Зенкевича как художник высокой квалификации».

Голицын работает  в Заполярье.  Там по заданию биологов Владимир делал зарисовки всевозможных морских существ, вместе со всеми исполнял самые различные физические работы и одновременно для себя рисовал в альбомах. «А рисовал он карандашом и акварелью мурманские пейзажи, разные жанровые сценки и карикатуры на своих сослуживцев. В этих столь разнообразных рисунках, особенно, в пейзажах красками, впервые угадывается большой и яркий талант настоящего художника.» 

В 1921 году  князь  вновь завербовался художником в Заполярье. Морские корабли и путешествия, станут для него смыслом жизни.  При этом  он много рисует. Именно     Голицын  разработал  эскиз флага, под которым  и сегодня ходят  научно- исследовательские  суда России, созвездие Персея на  голубом фоне. Владимир очень радовался, что имеет дело по душе. Про себя он скажет «Я ушиблен морем». Живопись, наука и никакой политики.

В перерывах между путешествиями Владимир работает в московской мастерской П.П. Кончаловского, берет уроки у К.Ф.Юона и П.Д.Корина.

С 1923 г. по 1925 г. служит в Кустарном музее. В 1925 г. за роспись двух деревянных шкатулок в дневнерусском стиле он был удостоен золотой медали на Международной выставке в Париже. Роспись одной из шкатулок была посвящена его плаванию из Архангельска в Норвегию, другая – Москве двадцатых годов. В эти же годы В.М. Голицын работает художником декоратором в Богородицком народном театре, где создает декорации к спектаклям «Вишневый сад», «Ревизор» и другим.

Начиная  с 1924 года Голицын иллюстрирует книги. «С особым чувством он принимается за близкие ему по духу полные морской романтики, тайн и приключения произведения А. Беляева, А. Грина, А. Конан-Дойля, В. Бианки и Б. Житкова». []Тогда же художник изобретает детские настольные игры морской тематики: «Пираты» и «Беглые»   всего  Владимир Голицин придумал более десятка  настольных игр.   «..придуманные и нарисованные Голицыным игры, были для ребят настоящим праздником. Одна из голицынских игр - «Пираты, настольная игра из эпохи перевозок мексиканского и перуанского золота в Европу в XVI веке» - получила положительный отзыв М. Горького и даже сейчас - в век компьютерных игр, играя в «Пиратов», можно весело и увлекательно провести время. Игровое поле впечатляет и по сей день - Атлантический океан почти целиком, с островами, атоллами, обозначенными течениями - всего что-то около тысячи.»

С 1925 года Владимир Михайлович сотрудничает с журналами «Кругосвет», «Пионер», «Знание — сила» и «Всемирный следопыт». Происходят  перемены и  в личной жизни. В 1924 году он сочетается браком с Еленой Петровной Шереметьевой.  «Между тем любовь Владимира и Елены, несмотря ни на какие житейские преграды, все разгоралась. Его родители и тетя Лиля Шереметева пытались тянуть со свадьбой под  предлогом молодости жениха и невесты. Так продолжалось всю зиму 1922-23 года».  В  этом браке родятся трое детей: Илларион, Михаил, Елена.

При всем этом Владимир Михайлович никогда не забывал, что он из рода тех самых Голицыных. Результат закономерен. В 1925, 1926 и 1933 годах его трижды арестовывали. И все три раза, благодаря друзьям – известным художникам П.Д. Корину, П.П. Кончаловскому и В.А. Ватагину, его отпускали. В 1930 году семью Голицыных вообще высылали из Москвы в подмосковный Дмитров.

В 1932 году в № 23-24 журнала «Техника - молодежи» Владимир Михайлович публикует фактически первый советский комикс – рассказ без слов «Путешествие звездоплана «ЮНТ» на Луну». «Романтик по духу, В.М.Голицын был профессионалом, по сути. Он никогда не приступал к работе без серьезных архивно-исторических изысканий, прекрасно разбирался в тонкостях типографского дела. Обложки его книг и журналов даже в начале ХХI века восхищают своей красочностью. Художник обладал удивительным талантом разработки шрифтов, часто представлявших собой не просто буквы, а самостоятельные рисунки. В ряде случаев его приглашали именно для разработки шрифта, тогда как саму книгу иллюстрировал другой художник». 

По доносу соседей Владимир Михайлович был арестован 23 октября 1941 года во время работы над серией антифашистских плакатов. Голицына осудили «за контрреволюционную деятельность» по печально знаменитой 58 статье Уголовного кодекса РСФСР на 5 лет и отправили в исправительно-трудовую колонию № 5 города Свияжска,  под Казанью.     О жизни в Свияжске узнаю из журнала « Казань», статья «Сияжские хроники XIX –ХХ веков» автор Светлана Фролова, источник указан автором, после встречи с ним.

В свияжской  колонии Голицын с июня 1942 года. «  В каком-то смысле расположенный на острове Свияжск, омываемый со всех сторон водой, казался неисправимому романтику Голицыну кораблем. Даже в заключении художник пытался рисовать.   Из письма супруге   « Живу  в колонии,  бывшем старинном  монастыре, в городе Свияжске. Рисую и пишу, даже масляными красками. Вот здоровье  неважно.  Мучаюсь, как и многие здесь желудком.   Я  очень видимо  переменился все здесь  меня  зовут дедушка.»     Пишет, что  лежит в больнице, что украли сапоги и галоши, ходит в лаптях и что нужно терпеть, потому как «ужасные эти времена пройдут».  Кормят хорошо «Вот приблизительно наше больничное меню. Утром  завтрак- 300 грамм хлеба, кипяток и каша иногда творог и даже студень. В 12 часов обед, первое щи, борщ, гороховый или картофельный суп -750гр, почти всегда на мясе. Второе каши, винегрет, солянка, картофельное пюре с куском мяса размером со спичечную коробку. Так что видите, я питаюсь хорошо.»[]Это больничное меню описанное Голицыным скорее не соответствует правде и написано для успокоения родных.

Приговор Голицын  узнал  в колонии 17 сентября  1942 года и сообщил о нем своей супруге: «Я выслушал приговор довольно равнодушно».

Голицын продолжал заниматься творчеством: по распоряжению начальства рисовал настенные календари, графики, стенды, делал видовые зарисовки: «Календарные мои стенки пользуются успехом, - пишет В.М. Голицын в письме супруге, - Больше всего нравятся украинские сюжеты из Гоголя: кузнец Вакула верхом на черте летит, сорочинская ярмарка и др.», «начну делать календарь «Сорочинская ярмарка» для начальника санчасти. Ещё делаю календарь «Руслан и Людмила.»

Но из больницы его  не  отпускали. Находясь в тяжелейших условиях  Владимир, Михайлович находил слова поддержки  своей семье, даёт наставление детям: « Ларюшка! Рисуй больше. Попробуй портреты. Для меня маму нарисуй. Мишка, тебя должно быть скоро призовут - постарайся попасть в тех.части и изучи мотор. Это в жизни  пригодиться. Еленка! Замуж не выходи  со мной поживёшь, поработаем.»

К  сожалению, художнику не суждено  было выйти из  свияжской колонии. Колония сделала свое дело. Суровый климат острова и недостаток полноценного питания вызвал у  Владимира Михайловича развитие пеллагры, заболевания группы авитаминозов. В.М. Голицын умер  6 февраля 1943 г. Семье сообщила об этом дальняя родственница, тоже заключенная ИТК № 5, Олсуфьева Софья Владимировна (урожденная Глебова). Поскольку запрещалось писать о смерти заключенного, она написала: «6 февраля, неожиданно, утром, его отправили с этапом, но зато он теперь вместе со своим отцом». Место его погребения неизвестно. 11 марта 1957 года  сын В.М. Голицына  Михаил обратился в Прокуратуру СССР с просьбой  о реабилитации своего отца. 28 февраля 1958 г. В.М. Голицын был реабилитирован. В 1983 году сын Илларион Владимирович Голицын и  внук Михаил Андреевич Трубецкой установили на западной стене Успенского монастыря мемориальную  доску  в знак пребывания Владимира Михайловича в Свияжской колонии.

 Относился Владимир  Михайлович Голицын к сломанному революцией  поколению русской аристократии, многие из которых стали «талантливыми дилетантами», людьми, не имеющими специальных знаний, однако за счет накопленного веками генетического капитала, способными взяться и с достоинством выполнить практически любую работу.

Юность  его пришлась на революцию и гражданскую войну и на всю оставшуюся жизнь стала водоразделом – из благородного отпрыска «голубых княжеских кровей» он  стал сыном классового врага. Владимир Михайлович не имел большого богатства, он занимался творчеством, рисовал, иллюстрировал детские книжки, любил море, участвовал в научных экспедициях. Его очень высоко ценили специалисты как морского художника, отдавая ему первенство среди современников. Любил детей, создавал для них настольные игры.   Он до последнего надеялся выжить и вернуться к семье.

Как  случилось такое,

Понять не могу:

Я иду под конвоем,

Увязая в снегу.

Не  в неволе немецкой

Не по черной золе

Я иду по советской

По любимой земле.

   Человеку,  талантливому художнику выпало жить в сложное время сталинских репрессий, когда карательная машина ломала судьбы  миллионов людей. Наверное, судьба Владимира Михайловича Голицына могла бы сложиться по иному, если бы он родился и жил  в другое время. Но, увы….

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В Республике